Во Франции же события продолжали развиваться своим чередом, и хотя гильотина вершила свой кровавый труд, магия еще не утратила своей роли. Известный нам Альет читал простолюдинам лекции по каббале, а в салон девицы Ленорман являлись узнать свою судьбу герои революции: Дантон, Демулен, Марат, Сен-Жюст и даже Робеспьер. Позже, когда клиенты знаменитой гадалки пали под ножом гильотины, Директория, а затем и Империя стали поставлять ей новых. При Наполеоне, интересовавшийся магией, мадемуазель Ленорман жила в Мальмезонском замке; здесь она предсказала Жозефине, что император разведется с ней. У Наполеона, как и Сократа, был свой демон - "красный человек", который временами являлся ему в коридорах Тюильри. Подобно императорам Древнего Рима, Наполеон узаконил свою собственную магию и подверг преследованиям сторонников всех прочих оккультных систем. Не избежал такой участи, к примеру, Фабр д'Оливе, исцелявший больных методами древнеегипетских жрецов. Под руководством своей жены-ясновидящей д'Оливе пытался возродить религию пифагорейцев. Он умер у подножья алтаря, который воздвиг  для своих богов.
Фантастические призраки по-прежнему тревожили людей Запада. Магам по-прежнему хватало работы, хотя наука уже шла вперед семимильными шагами. Оккультисты и ясновидцы XIX века продолжали традиции древних мудрецов.
Ён Вронский, бывший офицер артиллерии в армии Наполеона, разрабатывал теории, основанные на пифагорейской математике и каббале. Шарль Фурье, философ и социолог, стремился к полной реорганизации общества на базе полумагических методов. В 1814 году мадам д'Эльдир, красавица восточного происхождения, поведала о своих видениях нескольким богатым французам. Викарий собора Парижской Богоматери, Вильям Эггер, обратился к оккультизму после того, как повстречал в Англии Иуду Искариота. Простой ремесленник Альфонс Канье послал свои откровения папе Пию IX.  Барон дю Поте верил, что гипнотический дар связан с магией. Элифас Леви, бывший дьякон церкви Сен-Сюльпис в Париже, возродил оккультные доктрины древности, попытавшись объединить их с современной наукой и религией. Луи Люка писал о "трансцендентных" физике и химии. Барон Гульденштуббе вызывал духи знаменитых покойников - Платона, Цезаря, Германика, Абеляра и других. Духи оставляли автографы и записи в блокноте барона*. Альбер Пуассон отказался от медицинской карьеры и занялся практической алхимией. Сент-Ив д'Альвейдр разработал систему соответствий между числами, цветами, ароматами, буквами алфавита, планетами и т.д.; эту систему он запатентовал в 1909 году. Елена Блаватская и Анни Безант потрясли весь мир своими эзотерическими сочинениями и пророчествами. Станислас де Гуайта, Освальд Уэрт и Жерар Анкос продолжили дело Элифаса Леви.
Наступившая эпоха позитивистской науки не смогла разбить чары магии. Многие ученые подозревали, что оккультные силы - это какой-то пока неизученный вид энергии, наподобие электричества. Они пытались взвесить и измерить магические феномены, фотографировали призраков и посещали сеансы медиумов. Они наблюдали случаи левитации, когда люди или предметы поднимались в воздух без помощи каких-либо видимых механических приспособлений. Они исследовали "постукивание", посредством которого духи передавали сообщения живым. Они изучали эктоплазму, ясновидение, предчувствия, дома с привидениями и т.д. Некоторые из них были убеждены, что оккультные явления реальны. Другие осторожно замечали, что не следует отрицать какой бы то ни было феномен до тех пор, пока его существование не опровергнуто.Эпилог.